Где мои сербские соседи из Сараево?

«Харис Юсуфович: Я хочу знать правду о том, что случилось с моими сербскими соседями в Сараево».

Я не буду говорить об осаде Сараево, я не хочу этого делать. Каждый порядочный человек глубоко осознаёт и шокирован тем, что произошло в моём городе с 1992 по 1995 годы. Кому-то ещё предстоит справиться с этим, кому-то ещё предстоит рассказать своим детям правду — правду о том, что только во время этой осады погибло 1600 их сверстников. Но я этого делать не буду.

Я счастливчик, который пережил осаду города, и этого мне уже достаточно.

Я не буду говорить о манипуляциях о количестве сербских жертв и с одной, и с другой стороны. Я не буду слушать рассказы о «систематическом преступлении, жертвами которого стали шесть с половиной тысячь сербов» и о «всего лишь тридцати сербах, случайно убитых каким-то сумасшедшим».

Я хочу говорить правду. Я хочу слышать правду о том, что произошло с моими сербскими соседями в Сараеве? Я хочу знать, кто несёт ответственность за преступления, кто давал приказы, кто их выполнял, и что являлось политической подоплёкой военного преступления, которое случилось в Сараево? Я хочу знать, почему моих соседей увели в середине ночи. Я хочу знать, кто убил двух играющих друг с другом девочек на Грбавице? Я хочу знать число сербов, убитых в Сараево. Говорят, что число убитых не имеет значения, и что главным является сам акт преступления. Я не согласен. В дополнение к преступлению не менее важно и количество убитых.

Как можно говорить об этом, как смотреть в лицо военным преступлениям над сербами в Сараево, если за 19 лет после окончания войны до сих пор не установлены основные факты о тех, кто давал приказы и о количестве погибших? Почему мы перешёптываемся о том, что число сербских жертв примерно шестьсот - семьсот человек? Почему мы не можем вынести, наконец, эту информацию в общественность, чтобы начать очищать свой собственный двор? Что за обет молчания, который пробрался в этот город?

Из-за всех этих вопросов, ответа на которых у меня нет, восемь нас и ещё одна прекрасная дама, родители которой были убиты в яме Казани под горой Требевич, сегодня стояли перед собором целых полчаса. Мы и ещё одна прекрасная дама стояли потому, что мы хотим прекратить обет молчания в этом городе. Мы и ещё одна прекрасная дама стояли потому, что сегодня годовщина этого военного преступления. Мы и ещё одна прекрасная дама стояли для того, чтобы смыть клеймо двадцати тысяч человек, которые пришли на похороны военного преступника Мусана Топаловича Цаци на кладбище в районе Ковачи.

Стояли мы и за всех тех, кто не вышел с нами из-за страха или дискомфорта, но выйдет в следующем году. Выйдет, я уверен в этом, потому что стоять с людьми, развернувшими плакаты перед сараевским собором, большая честь. Выйдет, чтобы посмотреть в заплаканные глаза этой прекрасной дамы, которая потеряла своих родителей. Нет, геноцид в Сребренице и массовое захоронение Томашиц - не наша проблема. Кто-то другой посмотрит в заплаканные глаза Навы Татаревич и глаза тысячи матерей Сребреницы. Но это будем не мы.

Нам нужно выкопать скелеты нашего прошлого для того, чтобы иметь будущее. Я не буду носить бремя военного преступления над сербами в Сараево, потому что моя совесть чиста.

Сараево, 25.10.2014

Источник: 
Haris Jusufović: Hoću istinu šta se desilo sa mojim komšijama Srbima u Sarajevu
Перевод: Ева Самсонова






E S

Instagram