Фабрики дипломов: Косово и Албания производят выпускников с неясным будущим | Йетон Мехмети




Всё больше балканской молодёжи получают высшее образование, но многие остаются безработными или работают на низкоквалифицированной работе.

У Авни Авдиу – академические квалификации из трёх разных стран. Сорокадвухлетний мужчина получил три степени бакалавра в университете Приштины в Косово, степень магистра в университете Тираны в Албании, и докторскую университета в Скопье в Македонии.

Нет у Авдиу только работы. Его случай отражает ситуацию во всех странах, в которых он получил образование, да и остальных стран на Балканах: количество людей с университетским образованием растёт, а работы всё нет. Если работа всё-таки находится – уровень образования значения обычно не имеет.

Пытаясь найти причины такой ситуации, «Балканская сеть журналистских расследований» опросила выпускников, академиков, политиков, аналитиков, и опиралась на официальные данные. Среди причин стали кумовство в государственном секторе, политика, пытающаяся увеличить количество студентов, но не качество образования, плачевное экономическое состояние всего региона, плюс неспособность разрабатывать курсы для потребностей рынка труда.

Специальный доклад также исследует потенциальные способы решения проблемы и сравнивает ситуацию с системой образования в Австрии, где один из самых низких уровней безработицы молодёжи в Европе.

Авдиу – албанец из Македонии. У него два гражданства: гражданство Македонии и гражданство Косово. Мужчина получил степень бакалавра в областях журналистики, социологии и философии. Во время докторской Авдиу изучал эволюцию албанских политических партий в Албании, Македонии и Косово с 1990-го по 2010-й год. Македонское пособие по безработице в 45 евро в месяц – его единственный доход.

«Моя жизнь – обескураживающий пример для молодёжи. Смысла много стараться и хорошо учиться нет».

История его подчеркивает одну из причин, по которой некоторые выпускники не находят работу после завершения университета: найти работу в государственном секторе тут обычно можно только с политическими связями. Он уже много лет пытается найти работу в университетах Приштины и Тетово в западной Македонии. В Тетово ему открыто сказали, что для гарантированного рабочего места придётся стать членом политической партии, которая ему и поможет.

«С меня смеялись. Сказали, что без вступления в партию мне не помогут даже пятнадцать докторских. Это цена, которую я плачу за нежелание быть конформистом и подхалимом у политических партий в Косово и Македонии.»

Выпущенные в начале этого года записи прослушанных разговоров чиновников по всей видимости стали конкретным доказательством о найме сотрудников за принадлежность к политической партии.

Магистры бариста 

По данным Министерства труда, после провозглашения Косово независимости в 2008-ом году, число безработных выпускников увеличилось более чем в два раза. Большая часть этих безработных выпускников получили образование в университете города Приштины – старейшем университете страны, ежегодно выпускающем как минимум 5200 бакалавров и 900 магистров.

В последнее время до Косово добралась и «магистромания». Студенты решили, что для получения работы необходимо завершить магистратуру, но даже степень магистра не даёт шансов найти достойного рабочего места.

У Блерима Чаколли степень бакалавра и степень магистра Юридического факультета университета Приштины. Постоянную работу он получил три года назад сразу после окончания магистратуры, правда работает он не адвокатом, а официантом.

Возможно, высокий уровень образования сотрудников и объясняет почему один из туристических сайтов в прошлом году утверждал, что бариста в Косово делают лучший в мире макиато.

«После окончания учёбы я долго искал работу, высылал резюме на разные должности, относящиеся к моей профессии: в министерства, суды и прочие государственные институты. Успехом попытки не увенчались».

Чаколли на работе. Фотограф: Йетон Мехмети
Чаколли завершил год стажировки в Основном суде Приштины и принимал участие в различных учебных курсах. Он даже спрашивал о причинах отказа. Чаще всего ему отвечали, что для работы требуются три года профессионального опыта. Но, как и Авдиу, мужчина считает, что не может получить работу из-за кумовства.  

«Рабочие места в государственном секторе обычно афишируются чисто ради формальности» — говорит он. — Сам же человек, которого они хотят нанять, уже может работать на месте.»

Чаколли не один. Согласно Опросу Программы развития ООН, 81% жителей Косова полагают, что семейные связи, взятки, партийная принадлежность и прочие не относящиеся к работе факторы очень важны при получении работы в государственном секторе. В образование, профессиональный опыт и подготовку верят только 15 % опрошенных.

Количество и качество

Многие аналитики считают, что выпускники не могут найти работу и из-за неправильной государственной политики в области образования. По словам Дукаджина Пуповки, директора Косовского образовательного центра, занимающегося повышением стандартов школ и университетов, за последние десяток лет министры сосредоточились на увеличении количества студентов, но не занялись качеством образования.  

Количество студентов в Приштинском университете с 2008-го года увеличилось с 30 000 до более чем 53 000 человек, а это огромное количество людей для города с населением около 200 000 человек. Правительство открыло пять новых университетов и аккредитовало около 25-ти частных. 

Университет Приштины – лучший государственный университет в стране, но в октябре 2015-го года он занял лишь 4046-е место в списке лучших университетов мира – место, далеко позади остальных университетов региона, например Университета Любляны (216-е место) или Белградского университета (431-е место).

«Для улучшения качества образования не сделано практически ничего. В результате мы получили огромное количество выпускников, которые просто не подготовлены к рынку труда. — говорит Пуповци. — Хотя высшее образование увеличивает шансы получить работу, огромное количество выпускников затрудняет поиск.»

Но у правительства есть неплохая мотивация заполнять университеты: по статистическим правилам Косово, студенты не учитываются в официальных списках безработных, количество которых и так добралось до огромных 35%.

Дипломные фабрики

Похожий процесс наблюдается и в соседней Албании. По данным официальной статистики, с 2008-го по 2013-й год число студентов в государственных и частных университетах Албании увеличилось почти в два раза, от 93 000 до 173 000 человек. Это вызвало обеспокоенность по поводу качества образования. В прошлом году, после отчета инспекции о присвоении сомнительных дипломов и степеней, премьер Эди Рама приказал закрыть 18 частных колледжей. По его словам, за несколько лет университеты умудрились выдать 32 000 дипломов, а половину из них выдал всего один университет.

Рама критиковал слабый уровень аккредитации частных университетов, которые он называет «дипломными фабриками», и до своего прихода к власти. 

И косовские и албанские должностные лица признают, что образовательная система нуждается в реформе. Министр образования Косово Арсим Байрами считает, что политики в основном занимались увеличением количества студентов и пытались доработать систему образования до европейских стандартов. По его словам, в настоящее время реализуется проект, который будет направлен на изучение потребностей рынка труда, следуя результатам которого университеты будут вынуждены пересмотреть свои программы.

«Для повышения качества высшего образования мы работаем над новым законопроектом, который принесёт ряд изменений.»

Правительство Рама попросило группу экспертов во главе с Аряном Джонта, профессором демографии в Лондонской школе экономики, составить список реформ для системы высшего образования.

«Нам нужны институты, которые создадут студента будущего, хорошо обученного студента, который сможет найти работу и будет готов к жизни» - говорит Джонта.

Основанный на предложении комиссии законопроект был заблокирован президентом Албании в августе, показывая, как трудно превратить риторику о реформе образования в реальность. Вступил он в силу уже после рассмотрения в парламенте и после огромного сопротивления со стороны студентов и академиков, для которых законопроект – попытка приватизировать высшее образование, что, по их словам, противоречит принципу автономности университетов.

Тем временем, недостатки в политике образования означают ещё и нехватку квалифицированной рабочей силы у многих частных компаний. 

Brickos производит кирпичи в небольшом муниципалитете Ранилуг в восточном Косово. В компании работают 90 человек, но по словам директоров, найти квалифицированных рабочих тяжело.


Во время экскурсии по фабрике, менеджер жалуется, что фирме пришлось нанять инженера из Сербии, потому что найти человека в Косово не получилось.

Но университет Приштины ежегодно выпускает более 100 инженеров-механиков.  

Ещё одна из проблем – соединение теории с практикой. Приштинский университет, чей ежегодный бюджет составляет всего 30 млн евро, не может позволить создание современных лабораторий. По словам сотрудников университета, для подготовки студентов к реальности используется всё возможное.

«Мы не можем предоставить особой практики, но хотя бы даём им возможность услышать шум двигателя, чтобы они не пугались когда пойдут работать,» — объясняет профессор машиностроения в Приштине Шабан Буза.

Буза со студентами. Фотограф: Йетон Мехмети
В октябре Буза назначен ректором государственного университета в городе Дьяковица. По его словам, любая реформа высшего образования должна идти рука об руку с анализом рынка труда.

«Нельзя создавать государственную образовательную стратегию без стратегии занятости, которая и покажет востребованные профессии в будущем.»

Молодые европейцы

Через год после провозглашения независимости, правительство Косово заплатило рекламному агентству Saathi & Saatchi миллионы евро для создания короткого фильма «Косово – молодые европейцы», показывающего оптимистичную сторону самой молодой страны в Европе и её молодежи.

Но реальность оказалась совсем другой. Безработица молодёжи на в настоящее время составляет около 60%. Многие молодые европейцы Косово решили, что будущее их лежит на другой стороне континента. За первые месяцы 2015-го года в поисках экономических перспектив в странах Евросоюза страну покинули от 50 000 до 100 000 человек.

Некоторые утверждают, что экономическую миграцию пора признать реальностью, и поэтому образовательная стратегия должна быть адаптирована не только под домашний, но и под зарубежный рынок труда.

«Уже несколько поколений подряд миграция остаётся для Косово жизненно важным путём.» — объясняет Беса Шахини, исследовательница вопросов миграции и одна из авторов доклада «Инициативы европейской стабильности» под названием «Почему Косово нужна миграция.»

По словам Шахини, работа, которую косовары получают за рубежом, зависит от уровня образования дома. Слишком много молодёжи изучают экономику и право, а не профессиональные навыки вроде столяра, текстильщика или навыки для работы по уходу.

«И для косовского рынка труда и для иностранного рынка нужно сосредоточиваться на профессиональных-технических училищах.» —говорит она.

Спросом за рубежом пользуются врачи. За последние три года страну покинули около 400 докторов. Если у кого-то из врачей всё таки получилось найти работу в стране, то их средняя зарплата в Косово около 600 евро.

Но один врач-специалист, пожелавший остаться неизвестным, на данный момент работает в супермаркете. Из клиники его уволили из-за поддержки политической партии, проигравшей на местных выборах.

Зов возможностей

Расширяющимся в Косово и Албании секторам не нужны выпускники высших учебных заведений. В солнечный июньский день Анди Фоса, менеджер одного из приштинских колл-центров Tregi Kosovo, с улыбкой на лице встречает нового кандидата на собеседование. В фирме работают около 70 человек: они по телефону продают итальянские продукты в немецкоязычных и англоязычных странах.

Это филиал 3G Brothers Holding, международной компании основанной в Лугано, Швейцария, и количество работников существенно меняется в зависимости от работы, которую компания осуществляет в той или иной момент. Например, несколько лет назад тут работали 170 человек. Высшее образование для работы не требуется и на уровень зарплаты оно никак не повлияет, хотя у многих работающих здесь больше чем одно образование.

«Знание языка, основы работы с компьютером и оптимизм – вот всё что нужно для работы.» — говорит Фоса.

Кристиана Джони работает тут почти три года. Она зарабатывает 270 евро в месяц с возможностью получить комиссионные. У неё два высших образования из университета Приштины: немецкий язык и журналистика.

«Я поступила на два разных факультета. Думала, что в случае если одна профессия не поможет с работой, поможет вторая, —говорит женщина. — Но на этой работе образование не нужно вообще.»

Tregi Kosovo. Фотограф: Йетон Мехмети

У косовской материнской компании Tregi тоже есть семь колл-центров. По словам автора исследования тенденций занятости в Албании Ардиана Хакай среди сотни главных работодателей Албании, нанимающих на работу около 9500 человек, 12 компаний – колл-центры.

Хакай говорит, что неожиданной находкой исследования стал тот факт, что 80% опрошенных компаний не планируют в ближайшие 12 месяцев нанимать выпускников высших учебных заведений.

«Они планируют нанимать молодых, но не обязательно выпускников,» говорит он. «Это говорит о том, что нанимают не дипломы и квалификации, а людей, которые смогут выполнять работу.»

Австрийский ракурс

В Австрии, где уровень безработицы составляет всего 6%, хорошо оплачиваемую работу можно получить благодаря хорошему образованию и без университета. 

Февзи Хайра получил своё начальное образование в Косово. Сейчас он завершает последний год профессионального училища в австрийском Граце и одновременно работает в машиностроительной компании. Он зарабатывает около 1400 евро в месяц и скоро станет квалифицированным сварщиком.  В университет он решил не поступать.  


Февзи Хайра в училище Граца. Фотограф: Йетон Мехмети
В Австрии один их самых низких уровней безработицы молодёжи в Евросоюзе, на данный момент около 10%. Тут ученики выбирают один из двух вариантов: общее образование, после которого они обычно поступают в университет, или профессиональное-техническое образование в училище, после которого они получают квалификацию. Около 80% школьников в стране выбирают профессиональные училища.

«По сравнению с другими странами Евросоюза, австрийская образовательная система не сосредоточена на высшем образовании. У нас очень хорошая система профессионального образования, которая подготавливает людей к востребованной в стране работе. — объясняет Томас Майер, директор ibw Austria, неправительственной организации в Вене, занимающейся профессиональным образованием. — После завершения профессионального-технического училища, работу получают больше 90% учеников.»

Профессиональное-техническое образование не редкость для Албании и Косово. В регионе много государственных профессиональных училищ, но по сравнению с училищем в Граце, особой репутацией они не пользуются.

В Граце студенты могут стать инженерами, специализирующимися на стали, машиностроении или инструментах. Он могут получить специальность сварщика или даже фитнес-инструктора.

Австрийская система также предполагает тесное сотрудничество между школами и компаниями, где студенты получают обучение на базе предприятий. В инженером центре Siemens, производящем ходовые части поездов, учеников обучают мехатронике, металлоконструкции и управлению машинами.


Стажёры на заводе Siemens. Фото: Siemens

«Ежегодно у нас обучаются от 12 до 18 учеников. Тут они выучат по сути всё, что выучит инженер-механик в университете.» — объясняет ответственный за учеников Мартин Кар.

В Косово, в надежде не стать врачом в супермаркете или юристом-официантом, десятки тысяч студентов ежегодно поступают в университеты.

А Февзи мечтает вернуться в Косово и с помощью австрийского партнёра купить металлургической завод в родном городе Вучитрне.  

Возможно слишком амбициозно, но по крайней мере, по сравнению с разочарованным после многолетних попыток найти работу Авдиу, у него ещё есть мечта. 

«Меритократия в регионе умерла давным-давно, — говорит Авдиу. — Это место, где правят родственные связи, политические партии и коррупция.» 



E S

Instagram