Константин «Коча» Попович. Последний югослав.



Ребёнка одной из самых богатых семей в Сербии могло ожидать совсем другое будущее. За свою жизнь от прошёл путь от католической школы в Швейцарии, участия в гражданской войне в Испании и Народно-освободительной войне в Югославии, до чина начальника Генштаба Югославской армии и вице-президента СФРЮ, чтобы уйти из политики во время чистки «либералов» и оппонентов политики Тито, но оставаться югославом даже во времена, когда идея Югославии уже доживала свои последние дни.


«По рождению я серб, а вообще — югослав»
Константин «Коча» Попович, 1991 год.



14 марта 1908-го года в Белграде родился Константин «Коча» Попович — югославский военный, сюрреалистический писатель, участник гражданской войны в Испании, партизан, Народный герой Югославии, и политический деятель СФРЮ. История его семьи вещала ему совсем другое будущее — Попович родился в одной богатейших семей Сербии, сын промышленника, внук академика и генерала армии Королевства Сербии. В раннем возрасте жил в Швейцарии, где учился на французском языке, а родной язык выучил по возвращении в Белград в 1921 году. После учёбы служил в Югославской армии, закончил артиллерийскую школу офицеров в Сараево, вернулся в Швейцарию, а потом уехал во Францию, где поступил в университет в Сорбонне и изучал юриспруденцию и философию.

Там же, во время учёбы, увлёкся сюрреализмом, писал стихи, занимался публицистикой. В это же время, несмотря на буржуазное прошлое, начал симпатизировать марксизму и выражать поддержку рабочему классу. В 1933 году вступил в запрещённую в то время Коммунистическую партию Югославии, за что, как и другие члены партии, преследовался властями, несколько раз был арестован, сидел в тюрьме. После прихода к власти Гитлера начал активнее заниматься политикой и примерно в это же время пишет, что нации не могут оставаться равнодушными по отношению к диллеме «фашизма или демократии», так как по сути это диллема «войны или мира».

Левые взгляды Поповича в конце концов привели его в Гражданскую войну в Испании, где от обычного солдата он дослужил до чина начальника штаба и лейтенанта Испанской республиканской армии. После поражения республиканцев был отправлен в лагерь Сен-Сиприен, выбраться из которого помогли контакты во Франции.

В 1939-ом году вернулся на родину, где продолжил революционную деятельность и продолжал заниматься левой публицистикой. Он принимал активное участие в литературном «конфликте левых» в Югославии, и вконце концов, после спора с партией и Джиласом, был исключён из Коммунистической партии. Поэтому в начале Второй мировой войны он сражался в королевской армии, но моментально перешёл к партизанам с началом Народно-освободительной войны. Воевал в Черногории, Боснии и Герцеговине, стал командиром 1-й пролетарской дивизии, а потом возглавил 2-ю югославскую армию, которая участвовала в заключительных битвах и освобождении Ужице, Сараево, Баня-Луки, Карловца и Загреба.

23 декабря 1951 года названы имена 282 Народных героев Югославии, но Константина «Кочи» среди них не было. На выкрики «Коча — герой» к его соратникам выйдет сам Тито: «Если товарищу Кочи ещё не дали звания Народного героя — это ещё не значит, что не дадут вообще!» Слово своё Тито сдержал — Попович был удостоин звания через два года.

После войны он занимал важнейшие посты в Югославском правительстве: был начальником и генерал-полковником Генерального штаба ЮНА, министром иностранных дел, избирался в скупштину, возглавлял югославскую делегацию в ООН, представляя Югославию как лидера Движения неприсоединения и отстаивая принципы миролюбивого существования. Стал вице-президентом СФРЮ, в 1971 году вошёл в состав группы, образовавших новое югославское коллективное руководство, но вскоре начался конфликт с югославским правительством и его политической карьере пришёл конец.

Image result for koca popovic

За свою жизнь интеллектуал и боец прошёл путь от сына буржуазной семьи, члена подпольного левого движения, до военного, и важнейшего человека в политической элите Югославии. Не менялось только одно — он оставался верен своим идеалам до конца, даже когда это грозило конфликтом с политикой Тито, и стоило ему его политической карьеры. Коча ушёл из политики в 1972-ом году, протестуя против «чистки либералов» в Сербии. Тогда, боясь ослабления государственного федерализма, в либерализме обвинили группу политиков, требовавших снижения партийной монополии, не достаточно критиковавших нациналистические и протесты в Хорватии годом ранее и «врагов партии»,или, по крайней мере, не поддержавших официальную югославскую политику по отношению к надвигавшимся национальным проблемам. С поста насильно убрали нескольких политиков, которых обвинили в критике Тито и назвали либералам. Попович ушёл вместе с ними, но по сути его выгнали.

Комментируя это события, Коча скажет:

«После того что было сделано с людьми Никезича, мне стало ясно что происходит и куда мы идём. Это был своего рода государственный переворот. Я оценил его как заговор и разборку с законными сторонниками демократии в Союзе коммунистов в Сербии и Югославии».

Его даже не пригласили на годовщину битвы при Сутейской — той самой, в которой он сам принимал участие, но он приехал и без приглашения вместе со своими выжившими соратниками и разместился в палатке неподалёку.

Интересно, что несмотря на конфликт с Тито, он всё таки нёс гроб с телом югославского лидера на его похоронах. Но к политике Коча так и не вернулся — ситуация в стране уже начала выходить из под контроля, а к власти вскоре пришли националистические партии, среди которых Коча не стал искать себе места.

Перед началом войны он всё-таки успел напомнить об идеалах, в которые верил — он называл себя югославом, отказывался строить идеологию на национальных различиях, обвинял Милошевича в разжигании национализма на Балканах, критиковал его политику в отношении косовских албанцев, словенцев и других народов. Называл националистическую политику в стране зеркалом общества.

«За победу националистов ХДС в Хорватии благодарить нужно в том числе и Милошевича. Он и есть один из главных виновников этой победы, потому как настолько бессмысленно руководил сербской политикой, что по сути подтолкнул искать убежище в национализме»

Несмотря на своё военное прошлое, он ненавидел войну и открыто критиковал националистическое правительство Сербии и Хорватии.

«Паралелли между Милошевичем и Туджманом — это то, что и тот и другой верят в силу и пропаганду, и оба не терпят инакомыслящих соперников».

Также предупреждал о предстоящей войне в Боснии и Герцеговине:

«Я против любого национализма, потому что национализм — самая низкая форма общественного сознания. Боснию пытаются разорвать, сломать. Босния — важнейшая точка будущего Югославии».

Но всю войну и смерть своей страны, космополитной Югославии в которую он верил, он — пожалуй к счастью — так и не увидел: Константин «Коча» Попович умер 20 октября 1992-го года в Белграде. Его соратник, британец Вильям Дикин, в британской газете The Independent запишет, что смерть Кочи «осталась почти незамеченой на родине, что является печальным доказательством безумия, охватившего его страну».

В Белграде в честь него назвали улицу. Иронично, что ранее эта улица называлась Загребской. А вот в освобождённом его армией от нацистов Загребе памятников и улиц в честь него нет.


E S

Post a Comment

Instagram