Богомильство в Боснии: краткая история Владимира Чоровича

Перевод из книги Владимира Чоровича "История Боснии-Герцеговины".

Происхождение этой христианской секты, о славянских корнях которой говорит лишь её название, недостаточно изучено. Сегодня известно лишь то, что она появилась в Болгарии в X веке н. э., во время ослабления этого государства и как реакция на режим растерзанной войнами земли. Для того, чтобы лучше понять верования богомилов, за неимением ни одного внятного текста написанного ими самими, нам остаётся лишь делать выводы из предвзятой литературы их противников.

Часто, сверяя антибогомильские литературные источники с источниками из XIII-XV веков в Боснии, мы видим их несогласованность друг с другом, что говорит об их проблематичности. Некоторые из проблем существуют, вероятно, потому, что с течением времени и сами богомилы уступили своим первобытным принципам и пошли на компромиссы ради лучших отношений с соседями, государственных потребностей и личной выгоды. Разногласия существуют ещё и потому, что некоторые ярые сторонники православной или католической конфессии либо намеренно выставляли богомилов в плохом свете, либо просто не понимали их веру.

Доктрина богомилов и её основные концепции происходят павликанства и манихейства. Корни её уходят глубоко к старым гностическим учениям. Все восточные религии, вместе с христианством, очень чётко выражают дуализм основных проблем человеческой природы: добра и зла, ангела и дьявола. Добро — это сам бог и то, что по превосходству ему принадлежит, то есть душа. Зло — это материя, то есть тело. Жизнь человека — вечная борьба между ними. Признание этого приводит к необходимости истинного христианина помогать душе осилить победу над телом, добиться победы духовного над телесным. Следствие такого отношения — полный отказ от брака. Ветхий Завет не является созданием христианства. Он является продуктом более раннего доминирования тела и поэтому он полностью отклонен, за исключением Псалтыря и его гимнов, воспевающих бога.

Павликанское движение доходит до агрессивного иконоборства и имеет характерный аспект принятый богомилами — борьба против церковного блеска и тщеславия. Но от веры во всеобщее равенство, любовь и скромные молитвы со временем остались фарисейские общины с иерархией и участие во всех дворцовых и дворовых делах. Поэтому богомилы стремятся восстановить старый образ жизни первых христианских общин: они желают избавиться от чрезмерной иерархии, от огромного количества святых, поклонение которым как самому Христу они считают неправильным. Они призывают избавиться от культа икон, сравнивая его с поклонением кумирам. Всё нужно очистить и изменить, и именно поэтому последователей этого учения называют чистыми, истинными христианами, или по-славянски — богу милыми. В их представлении, бог не является создателем неба, земли и всего, что на них находится. Создатель этого — лукавый, нечистый дух. Единственное на свете добро от бога — дух человеческий и солнце. Вочеловечение Христа было лишь иллюзией, и поэтому они не принимают крещение, а особенно крещение детей, которые ещё не осознают значимости этого акта. Тело человека чувственно, а чувственное не воскресает. Как правило, они упрощают религиозную символизацию до критики здравого смысла, не верят в превращение вина в кровь Христову и не признают причастие. Они не принимают мысль об очищении и прощении грехов, и поэтому противятся почитанию креста, на котором было распято главное воплощение добра.

Пресвитер Козьма, который в Х веке атаковал богомилов своими текстами из Болгарии, зачастую описывал их так, что вместо неприязни вызывал скорее симпатию к ним. Богомилы— люди, которые сумели преодолеть страсти, люди спокойные, молчаливые, «тихие, заметно побледневшие от поста». Их деятельность в народе очень развита. В проповедях Козьма упрекает их в непокорности властям и нападениях на богатство и богатых. По его словам, богомилы смеются над церковными старейшинами, запрещают слугам служить хозяевам и высмеивают боярство. Кроме того, богомилы гарантировали своим женщинам определённый уровень равенства. Другими словами — секта была скорее социальна, чем религиозна, и добилась такого успеха именно благодаря своим социальным принципам, а не исключительно религиозным. Главные богомильские общины находились в Македонии, нижнем Вардаре и около Бабуны. Возможно, отсюда и происходит другое название секты — «бабуны» (прим: бабуины).

Из Македонии и Болгарии, богомильская ересь пришла и в Сербию и если бы не жёсткие меры Неманича, она бы прижилась и тут. После Сербии, учение попало в Боснию, а оттуда перешло уже в Далмацию и Италию. В Боснии приверженцев этой религии называют «патаренами», особенно в источниках из Дубровника. Этот термин не изучен до сих пор. Может быть он произошёл от греческого «катари», что означает «чистый», как и называли Богомилов на востоке. Но более вероятной всё-таки кажется теория происхождения слова от «patarenus» и «ex patre» — верующие в происхождение Святого Духа от отца. В этих регионах их религия немного отличается от той на востоке. Во многих вопросах их идеи имеют много общего с двумя христианскими конфессиями. На некоторое время богомильство даже становится верой здешних господ и правителей. Тут богомилы признают святых празднуют славу, поклоняются кресту, женятся и в полной мере наслаждаются мирскими сластями. Несмотря на это, и католики и православные продолжают оставаться их главными противниками. Первые относятся к ним с особой агрессией как из религиозных принципов, так и из-за политических интересов Венгрии. Но и с православными у них не лучшие отношения — в источниках старой Рашки есть несколько проклятий на «бабуинов» и несколько упоминаний о борьбе с ними.

Пока католики были одинаково агрессивны как к богомилам, так и к православным, богомилы с течением времени всё быстрее сближались с восточной ветвью христианства. В Боснии различий между ними было гораздо меньше, чем между различий с католиками. Их связи можно сравнить со связью официальной церкви в России со старообрядцами. Не зря многие францисканские источники упоминают «староверцев» в Боснии.

Но утверждение, что за боснийскими богомилами «скрываются» чистые православные не менее ошибочно. Ошибочно оно потому, что до появления Св. Саввы, православие не имело особой опоры и в самой Сербии. В период од XII по XIV век тут даже нет православного епископа как Св. Савва или следов его работы. Албанцы, по словам одного из священника 1308-го года, «не являются ни чистыми католиками, ни раскольниками.» Примерно такая-же ситуация, вероятней всего, была и у боснийских богомилов до тех пор, пока среди них не начала усиливаться деятельность духовенства сербской Печки-Патриаршии. В книгах Дубровника довольно часто вспоминаются «патарены». Учитывая, что Дубровчане не понаслышке знали о том, кто такие православные — если бы богомилы на самом деле были православными, было бы логично увидеть такие воспоминаниях в источниках Дубровника. Таких записей нет. Просто консервативная богомильская секта сохранила множество элементов культуры из Сербии и Македонии. Именно благодаря этим элементам культура богомилов была ближе к православию, и благодаря им же в конце концов в нём же и растворилась.

У богомилов довольно сильно развилось национальное самосознание. Преследуемые и папством и Венгрией, они ощущали всю угрозу, которую представляли их вере и национальной независимости католицизм и венгерские завоевания. Именно поэтому они отчаянно защищали и свою церковь, которую называли «народной» и «боснийской», а себя «истинными» или «хорошими боснийцами».

Боснийская церковь была устроена так: высший глава ее назывался «дед». Священников называли «гостями» или «старцами». Общее название для них было «стройники». Гость Радин разделяет своих друзей на две группы: на тех, «у кого истинная вера Апостольская» с «чистой душой крещеной», которые «грех не любят», и та тех, кого он называет «грязными». Во время торжества, «патарены» разделяются на семеро (семь дней недели) или двенадцать человек (двенадцать Апостолов, или месяцев). По ним получают свои названия и места, в которых они живут. В 1872-ом году французский вице-консул в Мостаре видел два богомильских села в Ябланице, в Герцеговине. Ходили слухи и о том,что богомилы тайно жили и недалеко от Крешева, хотя каких=то более серьезных доказательств этого не найдено. Тем не менее, особого внимания заслуживает одна из записей 1867-го года в схематизме католической епархии в Герцеговине. В упоминается семья Хележ из села Дубочани, которая недавно перешла в ислам, а до этого «являлась последней семьей, которая следовала богомильскому безумию.» В народе сейчас не осталось воспоминаний даже об их имени, если не считать редкие названия как поток Бабун около Мостара или фамилию Бабуновичи.

Описания боснийских «патаренов» довольно унизительны. Литература на глаголице, в рукописях Бесед папы Григория Великого, с начала XVI века говорится: «О, несчастное царство боснийское, на которое ни росы ни дождя не падает, рождающее и защищающее еретиков, говорящих, что Иисус не имел тела правого человеческого, и что благословенная Мария ангелом являлась, и иные вещи блудные против веры католической.» В одной рукописи Крушедольского монастыря богомилов описывают как «слуг дьявола», которые призывают христиан отвернуться «от веры Божьей». В Дубровнике их имя считалось унизительным.

После Кулина Бана, Босния попадает под атаку Римской курии из-за успехов богомильского учения. Папа, призывая к крестовым походам, сердито писал, что еретики в ней публично исповедовали свою веру «как ламии, кормящие голой грудью». Боснийский Пан Нинослав (1233-1250) был в нелегком положении. Он изначально не особо сопротивлялся призывам Папы Римского, а испугавшись его активности, был готов позволить его людям спокойно проповедовать «веру истинную». Папа отмечает, что Босния «похожа на пустыню с кустарниками, полна колючек и крапивы, и стала очагом гадюк». Когда Нинослав заметил, что агрессия начинает покушаться на его суверенные права, поддерживая на самом деле интересы Венгрии, он изменил свою политику и пошёл в бой. Война длилась с 1235-го до 1238-ой и нанесла огромный ущерб Боснии, но Нинослав выстоял, как выстоит и другие битвы. Лишь после его смерти в 1253-ем Босния была покорена и поделена на несколько областей.


Corovic, V. (1925); Bosna i Herzegovina, Graficki Zavod Makarije: Beograd.

E S