Землетрясение в Скопье: от солидарности и модернизма, до националистического китча и безвкусицы


Image result for skopje earthquake

26 июля 1963 года в Скопье произошло землятресение, в результате которого погибли 1070 человек и пострадали около 3000, но куда более масштабным стал мастер-план по восстановлению города, в результате которого за быстрое время в Скопье построили новый, современный центр, новые жилые дома, переселили огромное количество населения и полностью перепланировали город и его структуру. Новое правительство независимой страны решило обратить процесс вспять. Как македонская столица прошла путь от символа международного сотрудничества по восстановлению города после землятресения и модернистского мастер-плана для нового города, до столицы архитектурного неоклассизма и безвкусицы.

26 июля 1963 года вт Скопье произошло землятресение, в результате которого погибли 1070 человек и пострадали около 3000. Магнитуда толчка составила 6,9 по шкале Рихтера. В результате землятресения была разрушена большая часть города — примерно 75 % жилых домов, почти все школы и больницы, здания вокзала и почтамта, многие исторические и административные здания. Город оказался отрезан от внешнего мира. Фундамент многих зданий ослабило наводнение годом ранее. На вид нетронутыми остались многие современные и недавно построенные здания — у них не треснули даже окна, но здания были физически смещены от их первоначального положения на несколько сантиметров, в результате чего появились диагональные трещины. Многие не разрушенные здания оказались непригодными для проживания и были снесены.

Image result for skopje earthquake


Город солидарности 

Проект восстановления города после землятресения стал таким же масштабным, как и само землятресение. В столицу Социалистической республики Македонии были отправлены спасатели, финансовая и гуманитарная помощь из 78 стран. Началась международная кампания по ликвидации последствий землетрясения — военные, отряды гражданской обороны и местные жители приступили к разбору завалов. Для нескольких десятков тысяч человек, потерявших жильё, в первые дни были открыты палаточные городки, а в течение года построены временные деревянные дома.

Image result for skopje earthquake


Среди накалённой политической атмосферы холодной войны 1960-х, помощь Скопье носила по настоящему интернациональных характер и использовалась ООН как символ дружбы и взаимопомощи наций. Министерство обороны и Агентства международного развития США отправили в Югославию персонал, сборные дома, палаточные городки и другую помощь. Одновременно, большое количество помощи также прибыло из Советского Союза — вместо сборных домов, СССР подарил городу фабрику для создания сборных конструкций, а Никита Хрущёв даже посетил город и осмотрел последствия вместе с Тито.

Image result for Communist Party of the Soviet Union

Но не менее масштабным стало восстановление архитектуры города, большинство зданий которого были полностью разрушены. Изначально даже поднималась идея о том, что восстановление города с высоким риском последующих землетрясений было тратой времени и ресурсов, и что стоит просто напросто оставить Скопье в его состоянии и строить город в другом, менее опасном месте. Но послевоенные инвестиции в инфраструктуру города были слишком высоки, чтобы бросить город. Более того, как и другие столицы югославских республик, Скопье был символом «братства и единства народов Югославии», а теперь и международного единства, поэтому правительство страны просто напросто не могло не оставить город разрушенным.

Related image


Мастер-планы для нового Скопье

Восстановление города было таким же масштабным, как и помощь после землятресения. При поддержке ООН в Скопье появился Международный институт сейсмологической инженерии, где через год появилась аспирантура по сейсмологической инженерии и стандартов для сейсмостойкого строительства. Началась разработка мастер-плана развития территории, и Скопье стал белым листом для масштабных проектов архитекторов Югославии и всего мира — по сути, архитекторам и планировщикам предлагалась свобода и право построить абсолютно новый город. Полномасштабное восстановление города проходило под руководством японского архитектора Кэндзо Тангэ и загребской фирмы Miščević/Wenzle.

Image result for skopje kenzo

Работа мастеров-планировщика руководствовалась рекомендациям международного жюри, которое следовало следующим принципам: рассредоточенная модель городского развития, где река Вардар стала объединяющим элементом, холм над городом не закрывался высотками, а исторический район Чаршия сливался с городом и становился его центром, а не «частью туристического музея». На левом берегу допускалось только малоэтажное жилье. Центр города на правом берегу был выделен для администрации, торговли, магазинов и развлечения. План предусматривал несколько временных периодов, брал во внимание растущее население, миграции из сёл в города, уменьшающиеся семьи с одновременно растущей потребностью в свободном пространстве. Для быстрого домостроения применялись новые промышленные методы и сборные конструкции, которые позволяли сэкономить время.

Восстановление и планы подразумевали удвоение жилищного фонда 1964-го года, на что требовалось большое количество денег. Мастер-план вскоре подвергся критике за то, что предлагал разрушить слишком много переживших землетрясение зданий, и план пришлось пересмотреть, сохранить больше зданий и заодно сэкономить чуть больше ресурсов. Появился шанс снизить количество наводнений, одно из которых годом ранее подмыло фундамент многих зданий и в результате увеличило количество разрушенных зданий. Строительство по берегу было запрещено, территория вдоль реки покрылась площадками и парками, построили и новые дамбы и каналы, чтобы избавиться от постоянных наводнений.


Социальная инженерия

Восстановление также стало частью проекта социальной инженерии. Города Османской империи планировались по религиозному фактору и состояли из отельных и обычно изолированных друг от друга общин. Послевоенная югославская конституция гарантировала права меньшинств и эти факторы обусловили большую часть социальной реконструкции Скопье.

Было проведено социальное исследование, котором приняли участие 4000 семей. Албанцы, турки и цыгане жили, в основном, на левом берегу в «старом городе» Их жилища были старше, семьи больше, а доходы ниже. Турки уделяли особое внимание приватности и семейной жизни, в то время как цыгане жили общинами, без особой структуры, и чаще передвигались. Одной из целью проекта стало переселение жителей «трущоб», которое должно было принять во внимание их культурные традиции, и одновременно интегрировать и адаптировать их к городской жизни. Для этого требовались ресурсы, поэтому план и стандарты размера жилья нередко приходилось адаптировать.

На первый план проекта выделили нуклеарную семью — семью, состоящую из родителей и детей, либо только из супругов. Расширенные, состоящие из нескольких поколений семьи открыто критиковались, несмотря на культурные практики, такие как практика цыганских матерей жить со своими женатыми сыновьями. Критиковались и другие традиционные для региона и дисфунциональные для планировщиков практики использования жилищного пространства. Людей стремились переучить и адаптировать к более эффективному использованию внутреннего пространства, но на практике многие меньшинства просто отказывались переселяться в новое жильё, которое отделило бы их от коммуны, и предпочитали оплатить восстановление своих старых домов.

Проблему решили компромиссом, так как для адаптации населения к городской жизни требовалось время. Вместо того, чтобы насильно переселять цыганские коммуны в многоэтажные дома, людям предоставили свободную территорию без какого либо планирования и структуры. Расширение города сократило доступную для сельского хозяйства землю, еду производили на крупных механизированных фермах, поэтому проектировщики также критиковали и использование домов для выращивания своих овощей и фруктов — традицию, которая в новых условиях была неэффективной тратой свободного пространства.

Related image

Наследие реконструкции и мастер-планирования города. 

Для жителей города реконструкция города стала неотъемлемой частью жизни, притом вспоминали мастер-план дольше, чем землятресение. Когда в в 1960-х годах ученикам школ дали задание написать о важнейшем событии их жизни, 80% написали о восстановлении и мастер-планах, а не о землетрясении.

По мере возвращения к повседневной жизни, возникла необходимость возрождения культурной жизни. Пабло Пикассо пожертвовал свою картину «Голова женщины» (1963) новому зданию Музея современного искусства. Само здание было спроектировано польскими архитекторами и построено на пожертвования из Польши. Концертный зал «Univerzalna sala» был построен на пожертвования 35 стран, а само сборное сооружение было построено в соседней Болгарии. Многие районы в народе стали называться в честь стран, которые пожертвовали сооружения «русские дома», «шведские дома», «финские бараки», итп. В честь стран также переименовали многие улицы города.

Image result for main post office skopje

В реконструкции принимали участие и македонские архитекторы: Георгий Константиновски спроектировал здание Городского архива и Зал резиденции Гоце Дельчева, а Янко Константинов создал Центр электросвязи и здание Центрального почтового отделения. Славко Брезовски создал церковь Святого Климента Охридского. Частично разрушенный вокзал оставили как память о землетрясении — теперь в нём находится музей. Восстановили и разрушенную старинную Крепость Скопье.

Image result for main post office skopje

Related image

Biro 71 Štefan Kacin, Jurij Princes, Bogdan Spindler, & Marjan Uršič | Macedonian Opera and Ballet House, 1969 Skopje.Via 1 (Damjan Gale) 2

«Скопье 2014»


Долгое время город был символом социалистической архитектуры и стал известен благодаря своим бруталистическим и модернистским сооружениям. Всё изменилось в 2010 году, когда правительство независимой Республики Македонии решило развернуть процесс и представило публике проект «Скопье 2014». В центре проекта — огромное количество статуй, фонтанов, мостов, музеев и зданий правительства, строительство которых превратило город в огромную стройку. Здания строят в исключительно в неоклассическом стиле, притом без чёткого плана и с нарушениями пропорций.

Image result for skopje 2014

Сам проект, благодаря которому Скопье стали в шутку называть «македонским Диснейлендом», стоил городу около 500 млн. евро. Масштабное строительство новых исторических зданий подверглось критике за свою реакционную эстетику и националистический китч, а критики назвали план примером построения национальных идентичностей в городском пространстве. В результате пострадали многие построенные после землятресения модернистские здания — их фасады были спрятаны за новым покрытием. Скопье получил статус европейской столицы квази-барокко и был назван «городом безвкусицы». Вместо того, чтобы восстановить иконы модернистской архитектуры, правительство разрушило многие из построенных после землятресения зданий и построило на их месте новые «неоклассические» сооружения.


Image result for skopje 2014

Текст: Ева Самсонова

E S

Post a Comment